На главную страницу сайта    Статьи

К началу статьи

Сколько стоит кило картошки

            Начну с начала.

25.01.1961

            "Потапов вернулся из Москвы и сообщил мне о своем разговоре с Толстовым относительно моего участия в Международном Тихоокеанском конгрессе, который состоится на Гавайских островах. Толстов сказал, что на конгресс я поехать не смогу, а доклад можно послать – но это будет зависеть от содержания доклада. Не думаю, что есть резон тратить время на работу над докладом, если он уедет на конгресс без меня".

            Между тем, мои коллеги, Бутинов и Тумаркин, продолжали активно пробиваться на конгресс и, казалось, уже достигли некоторых успехов. Увы…

24.07.1961

            "На конгресс никто из наших океанистов не поедет… Какое разочарование для Бутинова и Тумаркина, которые потратили на это столько усилий, энергии, времени, возлагали на это столько надежд! И как хорошо, что я был избавлен с самого начала от всего этого".

            Но это был не последний Тихоокеанский конгресс – в 1966 году он предстоял снова, теперь уже в Японии. На этот раз дирекция не возражала, и мне выдали хорошую характеристику…

27.01.1966

            "Василеостровский райком должен на этих днях утвердить мою характеристику для поездки в Японию на Тихоокеанский конгресс".

            В райкоме меня ждало разочарование – я не сумел ответить на вопросы членов выездной комиссии. Вернее, одного из них, пожилого пенсионера, сидевшего во главе стола, – остальные члены молчали. Оказалось, чтобы ехать на конгресс океанистов, надо знать, сколько стоит в наших магазинах мука и картошка, с какого возраста получают пенсию колхозники, как зовут председателя уругвайской компартии, и тому подобное. Всего этого я, конечно, не знал.

13.02.1966

            "Вчера я пошел в райком на выездную комиссию. Комиссия не утвердила мою характеристику на том основании, что я не сумел точно ответить на несколько второстепенных вопросов. Круг вопросов, которые они задают, не известен заранее, и это дает повод для произвола… Все это имело очень недобросовестный характер. Я был возмущен и тут же заявил о своем несогласии с решением комиссии. Затем написал заявление в партбюро нашего института".

20.02.1966

            "Члены нашего партбюро говорили обо мне в райкоме, и там им сказали, что решение выездной комиссии в отношении меня не окончательное и они вскоре пригласят меня на "переэкзаменовку". Очень не хочется повторять это снова, но меня убеждают сделать это".

20.03.1966

            "Вчера я, по совету секретаря нашего партбюро (который предварительно договорился об этом в райкоме), снова пошел на заседание выездной комиссии. Председатель комиссии сказал мне, однако, что он удивлен (!) моему приходу и что комиссия остается при своем прежнем решении и не рекомендует меня для поездки в Японию. Никаких вопросов мне не задавали. К сожалению, я не спросил, чем вызвано такое решение, но думаю, что правды мне все равно не сказали бы. Секретарь партбюро обещал выяснить в райкоме истинную причину упорства членов комиссии и чем объяснить, что одни работники райкома просят меня придти, а другие удивляются моему приходу".

27.03.1966

            "Оружия я не складываю, но шансов на поездку становится все меньше. Выдумываются все более нелепые предлоги для того, чтобы я не поехал. О подробностях расскажу при встрече".

            Конгресс прошел без меня. А осенью того же года в ленинградской части института произошли другие события.

29.09.1966

            "Вчера состоялось заседание ученого совета, посвященное выборам старших научных сотрудников по специальности "Этнография Восточной и Юго-Восточной Азии". Конкурсная комиссия объявила, что поступило три заявления – от Ю.В.Маретина, Мухлинова и Кабо. Последний достоин быть старшим научным сотрудником, но по специальности "Этнография Австралии и Океании", поэтому комиссия решила меня в бюллетень для голосования не включать и мою кандидатуру отвести. Это очень возмутило Д.А.Ольдерогге. Он заявил, что это дискриминация, что океанистика имеет прямое отношение к этнографии Юго-Восточной Азии. После него с аналогичными заявлениями выступили Бутинов и еще несколько членов ученого совета. Говорили о том, что у меня есть работы по Юго-Восточной Азии, что я работал в сотрудничестве с Чебоксаровым над введением к тому "Народы Юго-Восточной Азии". Ольдерогге брал слово еще несколько раз и бился за меня как лев с большим упорством и находчивостью. Сказал, что "когда нужно было работать над томом по Юго-Восточной Азии, то Кабо был нужен, а теперь – долой его". Наконец, Потапов поставил вопрос о включении меня в бюллетень на открытое голосование, что тоже является нарушением процедурных правил и давлением на членов ученого совета. В бюллетень меня так и не включили. Попутно выяснилось, что ставка первоначально предназначалась для одного Маретина. Затем состоялось голосование, в результате которого ни Маретин, ни Мухлинов не получили требуемого большинства и обе кандидатуры были отклонены. Сегодня, на другой день после ученого совета, институт бурлит, сотрудники открыто выражают свое возмущение этой некрасивой историей. Ольдерогге сказал, имея в виду меня, что нельзя ученого "поливать административными помоями". По мнению Бутинова, решение не допускать меня на Тихоокеанский конгресс исходило из института. После вчерашней истории в это легко поверить".

8.10.1966

            "Я сам виноват в том, что произошло. Если бы я не поддерживал Бутинова, не выступал с независимыми и самостоятельными взглядами, может быть, я был бы уже старшим научным сотрудником. С Маретиным у меня охлаждение наступило еще до ученого совета. Он начал собирать деньги с авторов только что вышедшего Сборника МАЭ (в котором и он участвует), чтобы разослать его по обширному списку, включающему директора института, его заместителей, членов ученого совета, академиков и т.д. Я наотрез отказался от участия в этом мероприятии, заявив ему, что оно кажется мне "подхалимским""

2.11.1966

            "Сегодня П.И.Борисковский докладывал в Институте археологии о Тихоокеанском конгрессе в Токио, где он был этим летом. Сказал, что австралийские ученые, которых он там встретил, "в голос плакали", что меня не было на конгрессе, и выражали надежду, что мне удастся приехать на следующий конгресс, который состоится через четыре года в Австралии".

5.02.1968

            "Мне очень нравится афоризм Расула Гамзатова: "Умный, сидя в своем кабинете, увидит больше, чем дурак, совершивший кругосветное путешествие".

 

Опубликовано в: Проблемы этнографии и истории культуры народов Азиатско-тихоокеанского региона, Санкт-Петербург, 2004, с.181-195.